Депутат Государственной Думы Российской Федерации Брыксин Александр Юрьевич
Депутат Государственной Думы Российской Федерации

«Умных кандидатов мало, а чудаков, способных выиграть выборы, пруд пруди»

11 мая 2012
Губернатор Курской области Александр Михайлов в эксклюзивном интервью рассказал „Ъ“ о том, почему в ближайшие годы в столице региона не будет всенародных выборов мэра, о своих политических перспективах, а также о том, из-за чего у каждого десятого инвестора не получается успешно завершить проекты в регионе.
— В конце прошлого года вы запустили административную реформу, упразднив региональное правительство. Многие ждали радикальных изменений в вашей команде, но их не произошло. Почему?— Эта реформа была сугубо технической. Мы в полтора раза уменьшили документооборот, устранили дублирование функций по целому ряду направлений. В последние годы региональная власть получила новые полномочия, увеличение объема работы требует создания более мобильной управленческой структуры. Что касается изменений… Лучший способ загубить дело — это несколько раз за короткий срок поменять руководителя. Люди не фишки. Я недавно посчитал: за 12 лет губернаторства я сменил 10 замов по разным причинам. На освободившиеся места брал людей, которые часто думали, что знают про вверенное им направление все. Но скоро они начинали «плыть», теряться и осознавать, что до полного понимания положения дел в той или иной отрасли им еще далеко. И мне приходилось воспитывать их, чтобы минимум через год сделать из назначенцев руководителей, соответствующих рангу заместителя губернатора.— Больше всего вопросов было относительно вашего первого зама Александра Зубарева. Вы довольны его деятельностью?— Если бы он не справлялся, то не занимал бы эту должность. Причем уже давно.— Но в новой структуре у него сильно сократился функционал.— Зубарев остается полноценным первым замом. Среди его направлений — госимущество, сфера, где очень много бардака, с которым надо разбираться. Впрочем, я могу оставить «на хозяйстве», когда куда-то ухожу, не только Зубарева. Исполнять обязанности губернатора может любой из моих замов.— Ваш бывший заместитель — сити-менеджер Курска Николай Овчаров. Он по-прежнему остается «вице-губернатором по городу»?— Он уже давно стал полноценным главой администрации Курска.— Многие представители городской власти, включая главу Курска Александра Закурдаева, считают, что полноценным мэром он может стать, только победив на всенародных выборах.— Я против прямых выборов. Решение о том, что они не будут возвращены, принято, и эта тема закрыта. В ближайшее время она может кем-то муссироваться разве что из соображений политических спекуляций.— Почему вы против?— У нас ведь единая страна, правильно? И регион должен быть единым. А избираемость мэров закладывает риск утраты нормального взаимодействия между городскими и областными властями. При этом подчеркну, что этому способствует наше российское недоработанное законодательство. Вот бы куда приложить усилия!Умных кандидатов мало, а чудаков, способных выиграть выборы, пруд пруди. И что с ними потом делать? Когда я только стал губернатором, один из тогдашних избранных муниципальных руководителей прямым текстом говорил своим подчиненным, что не стоит взаимодействовать с областной властью. И не пускал своих работников на областные совещания. В итоге мы ему сказали: раз такой умный и самостоятельный — работай без нас, бог с тобой. Он тут же начал жаловаться, что его обделяют… Выборы вызывают столкновение этаких «кучек». А народ в России считает, что власть — единый организм. И сигналы сверху должны доходить до самого низа. Если этого не происходит — люди просто крутят у виска и думают, что мы тут все свихнулись.— Действительно ли глава Курска Александр Закурдаев и сити-менеджер Николай Овчаров обращались к вам с просьбой дать оценку необходимости возвращения выборов мэра?— Нет, они не обращались.«Каждый десятый инвестор не справляется со своими проектами»— Представители крупного курского бизнеса неоднократно вступали с вами в конфликты. К примеру, владелец корпорации «ГриНН» Николай Грешилов даже перерегистрировал свой бизнес в Орел. Да и сейчас он заявляет, что вы не выполняете взятых на себя обязательств по заключенному в 2010 году инвестсоглашению.— И он, и мы все обязательства выполнили. Участок под торговый центр в Курске остается за Грешиловым. Просто сейчас там «сидит» его старый сначала друг, потом недруг Виктор Зюкин и его компания «Славяне». Несколько лет назад они подписали с нами соглашение, взяли под жилищное строительство этот участок. Но вскоре «посыпались», там даже с дольщиками проблемы образовались. Теперь сам он уходить с этой земли не хочет, мы лишаем его участка через суд. Но судебная система у нас такова, что решения принимаются долго. Поэтому и задержка у проекта «ГриННа». А заявлять так, что администрация не выполняет обязательств, некорректно.— Много таких «посыпавшихся» бизнесменов?— По моему опыту, из 100 инвесторов у десяти появляются проблемы или просто проваливаются начинания. Кто-то силы не рассчитал, кто-то думал, что бизнес «раскрутится» без него, и уезжал на полгода на какие-нибудь острова, а некоторые изначально не собирались ничего делать…— Бизнесмен Владимир Лосев, начинавший строительство первого в Курской области цементного завода, но оказавшийся за решеткой и оставивший недострой, к какой категории принадлежит?— Он напортачил с кредитом в 5 млрд руб., который банк ВТБ дал на завод. Понятно, что он в СИЗО оказался неспроста, как и работавший у нас главой комитета экономики и развития Виктор Куликов (возглавлял курский филиал ВТБ, выдавал компании кредит. — «Ъ») тоже… Я не так давно общался по поводу этого завода с главой банка Андреем Костиным. Они будут пытаться взыскать задолженность по суду. Только после завершения тяжб можно будет говорить о поиске нового инвестора.— Часто ли вам приходится общаться с правоохранительными органами по поводу нерадивых бизнесменов или подчиненных?— Бывает. Я считаю, что во многих случаях таким образом вразумлять некоторых предпринимателей невредно. Что касается работников администрации… Вы знаете, много слухов ходит, что один чиновник — коррупционер, другой своровал, третий нехороший человек. Я даже про себя, бывает, иногда такое узнаю, что даже и придумать не смог бы. В данном случае нужно проверять информации от уполномоченных структур. Но никому уходить от ответственности я не позволю. Многие подразделения администрации области имеют собственные юрлица, а значит — бюджетные потоки. Так вот, я всегда говорю своим подчиненным, что, если они «погорят» на коррупции, покрывать их не буду. Сам к прокурору отведу.— Вернемся к заводу Курской строительной компании. В каком он сейчас состоянии?— В высокой стадии готовности. Конкурсный управляющий ООО «Курская строительная компания» ведет подготовку к продаже имущества с торгов. Но кому — пока неясно, инвестора, повторю, еще нет. Его появление лишь вопрос времени. Актив станет очень привлекательным, как только избавится от своей «кредитной истории» во всех смыслах этого слова.— В регионе пока нет ни одного цементного завода. Может быть, появились новые профильные инвесторы?— Таких производств у нас никогда не было исторически. До 1954 года Курская и Белгородская области были одним регионом. Лучшие месторождения были именно в «белгородской» части, там заводы и строили. Почему после раздела территорий у нас такие предприятия не закладывали — не могу сказать. В любом случае нет пока новых желающих всерьез заниматься здесь цементом.— Группа «Продимекс» рассматривала возможность строительства или покупки сахарного завода в Курской области. Есть подвижки?— Насколько мне известно, они всерьез о заводе не задумывались. Но у нас есть потребность еще в одном таком предприятии, которое бы «закрыло» переработкой территорию в несколько районов, пока не охваченную ни одним из действующих сахзаводов. Мы не первый год предлагаем инвесторам вложиться в новое предприятие. Но надо понимать, что инвестиции в такой проект — не менее 10 млрд руб. Все профильные компании говорят нам: «Да-да, конечно, нужен завод!» Но дальше разговоров дело не идет.— Кому предлагали?— К примеру, «дочке» казахстанского холдинга «Иволга» — компании «Иволга-Центр». Она управляет у нас тремя сахарными заводами. Там грамотные топ-менеджеры, вкладываются в модернизацию уже действующего производства. Они говорят, что увеличат мощности своих заводов. А вот от нового строительства вежливо отказываются.«Когда нужно решать проблемы, от трех ветвей власти остается только исполнительная»— В Курской области есть два моногорода — Курчатов и Железногорск. Без диалога с владельцами градообразующих предприятий — Курской АЭС и Михайловского ГОКа — ими управлять эффективно не получится. Есть ли взаимопонимание с этими компаниями?— К владельцу Михайловского ГОКа — холдингу «Металлоинвест» у меня вообще никаких вопросов нет. Компания постепенно модернизирует производство, всего собирается вложить в это около 60 млрд руб., параллельно серьезно развивает «социалку». Сейчас реализуем совместный проект в этой сфере стоимостью примерно 50 млн руб., из них больше половины — это деньги «Металлоинвеста». Кроме того, Железногорск уже не на 100% моногород, там появились серьезные производства, напрямую с ГОКом не связанные. Тот же вагоноремонтный завод ООО «Вагонмаш» — более 1 тыс. рабочих мест, и предприятие продолжает развиваться. А в Курчатове немного инертный народ… О проблемах Курской АЭС, наверное, все давно забыли, если бы я не поднимал этот вопрос.— Для «Росатома» это стратегический объект…— Когда появилась эта госкорпорация, поначалу стало сложнее работать. Был создан такой «атомный царь», с которым договориться о чем-то было труднее, чем даже с министерствами. Почему так происходит? Нам никто никогда этого официально не объяснял, приходилось познавать на практике. Тем не менее мы запустили проект строительства Курской АЭС-2 (ориентировочная стоимость — около 200 млрд руб. — «Ъ»). Все, что на первом этапе зависело от региона, мы сделали: предоставили документацию по трем возможным площадкам для размещения станции. До конца нынешнего года сначала внутри «Росатома», а потом в Минэнерго и правительстве РФ должна быть выбрана одна из них. После этого должно быть сформировано задание на проектирование, а затем строительство. В 2016 году там должен уже строиться первый блок.— Много бюрократических проволочек?— Это вообще болезнь системная — несовершенство нормативной базы, как на региональном, так и на федеральном уровне. В проблемных ситуациях очень часто получается, что от трех номинальных ветвей власти в Курской области остается только одна — исполнительная. Она и решает проблемы.— Как это?— К примеру, была у нас такая печально известная компания «Евросервис», владевшая двумя сахарными заводами. Ее собственники аккумулировали где-то на стороне деньги и просто убежали, бросив и заводы, и их работников на произвол судьбы. Положение было очень запутанным, в том числе и с юридической точки зрения. Я обращался к нашим местным депутатам и к представителям в Госдуме. Мол, вы же законы пишете, объясните, что делать теперь.— Что посоветовали?— Долго думали и сказали: «Ну сделай что-нибудь!» Вот такой вот дельный совет. То есть четкого алгоритма действий в рамках закона не было, а его разработка — функция представительных органов, с ней они не справляются. В истории с «Евросервисом» я знал, что надо делать, и обошелся без их помощи, но бегал и изобретал велосипед вместо законодателей. Так быть не должно, но происходит почему-то постоянно.— Не любите дискуссии и законодателей?— Пустых дискуссий не люблю. Если нужно что-то скорректировать, уточнить — давайте спорить, это полезно. Но большинство спорщиков, мне кажется, сами не понимают, зачем хотят того убрать, это изменить.— В Федеральном собрании Курскую область представляют выходцы из других регионов. Складывается впечатление, что вам их навязали перед выборами и интересы Курской области для них приоритетом не являются.— Я бы так не сказал. Тот же сенатор Валерий Рязанский — бывший депутат Госдумы от Курской области. Он себя нормально ведет, выполняет поручения. Геннадий Кулик и Александр Брыксин, наши депутаты Госдумы, тоже плотно работают. В отличие от Александра Чухраева и Алексея Волкова, предшественников из прошлого созыва. Те, кстати, как раз номинальные куряне.— Вы не упоминаете оппозиционных депутатов.— С тем же Александром Четвериковым (депутат Госдумы, «Справедливая Россия». — «Ъ») я бы, может, и работал. Но ему должно хватить мужества прийти и извиниться за то, что он натворил перед последними выборами в областную думу. Тогда показательно, под видеокамеру, уничтожались цыплята на его птицефабрике. Раньше привлекли бы к ответственности не только организаторов бойни, но и СМИ, в красках ее показывавшие. Сам Четвериков выглядел в этой истории просто как подлец. Я его приглашал на беседу после, спрашивал, зачем он это сделал. Четвериков что-то отвечал про кредиты, которые, с его точки зрения, мы должны были помочь ему взять. Мне оставалось только ответить, что он может оказаться и в тюрьме на много лет, если не разберется со своими долгами, пока его прикрывает депутатский мандат. Потом Четвериков появлялся еще раз, говорил, что готов продать бизнес, но, когда мы нашли покупателя, он «вывалил» ему все свои долги. Тот, естественно, от сделки отказался. Я сказал Четверикову, что не хочу его больше видеть и слышать, так с тех пор и не видел. А вот коммунист Иванов (депутат Госдумы от КПРФ Николай Иванов. — «Ъ») таких «чудес» не совершает.— Объемы господдержки инвесторов Курской области исчисляются десятками миллионов рублей, но на фоне бюджетных вложений в Белгороде и Липецке кажутся незначительными. Есть ли у вас планы по увеличению этих ассигнований?— Дело не в объемах вложений, а в том, попадают ли они куда нужно или нет. Ведь далеко не факт, что те же липецкие особые экономические зоны дают больший эффект, чем наши проекты. Возьмем тот же вопрос создания рабочих мест. Реализующиеся сейчас у нас аграрные проекты позволят создать их несколько тысяч, даже заселять целые агрогородки. К нам даже просятся на работу жители Старого Оскола Белгородской области.— Каков ваш прогноз дальнейшего экономического развития области?— У нас стоит задача поддерживать стабильное поступательное увеличение производства во всех отраслях. К примеру, в промышленности речь идет о 5% ежегодного роста, в АПК мы стабильно имеем в год от 8 до 13%. Это и есть главная цель, вокруг нее можно, но не нужно накручивать бутафорию.«Выборы не являются для меня непреодолимым препятствием»— В одном из недавних интервью вы говорили, что не одобряете возвращение прямых губернаторских выборов. Теперь соответствующие поправки в федеральное законодательство приняты. Изменилась ли ваша позиция по этому вопросу?— Нам из нашего «регионального погреба», возможно, многое не видно и не понятно. Но, если все ветви федеральной власти требуют таких перемен, значит, в них что-то есть. А требовать прямого и быстрого эффекта — это проявлять наш русский максимализм. Я за свою жизнь уже прошел и строительство коммунизма за десять лет, и вхождение в рыночную экономику за два года. Ничего путного из этих начинаний, как видите, не получалось. Так что о результатах реформы можно будет судить в отложенной перспективе, оставляя возможность ее «рихтовать».— Каким вы видите свое собственное политическое будущее в новой системе?— Срок моих полномочий истекает в 2015 году. Я уже давно не рассуждаю на столь далекую перспективу: у нас так часто меняются политические условия, что всякий энтузиазм прогнозировать собственные планы на такой большой срок пропадает. Кроме того, мне бы самому определиться — а нужно ли еще раз надевать этот хомут? Многие ведь думают, что пост государственного и даже муниципального руководителя — это молочные реки и кисельные берега. А тут нужно работать засучив рукава. На кону здоровье и остаток жизненных сил.— Идти на выборы не боитесь?— А что я там не видел? В 2000 году меня именно избрали губернатором. А до этого я трижды побеждал на выборах в Госдуму, не говоря уже о региональных кампаниях. Суть не поменялась: если всерьез заниматься выборами — они не будут непреодолимым препятствием.— Тем не менее эксперты постоянно указывают на непопулярность как вашу личную, так и вашей команды…— Те, кому действительно положено оценивать эффективность моей деятельности, так не считают. А я хорошо помню «Горе от ума» Грибоедова: «А судьи кто?»— А кому положено?— Населению и федеральной власти.
Поделиться:
В НАЧАЛО